Как навестить заключенного в американской тюрьме

Фото: Depositphotos

Особенности визита в тюрьму – тема довольно специфическая, однако одно из ее важных свойств – то, что коснуться это может каждого, и происходит это до обидного внезапно. Человек не только внезапно смертен, гораздо чаще он он бывает внезапно арестовыванным. И человеком этим может оказаться ваш друг, знакомый, родственник: мы всегда многого не знаем друг о друге. И тогда вам надо будет попасть в тюрьму, чтобы его увидеть, чтобы с ним поговорить, чтобы внести деньги под залог.

Также человеком, которому надо в тюрьму, можете оказаться вы, потому что вы – журналист, а персона, интервью которой вам требуется, – заключенный исправительного заведения.

Если вы друг или брат заключенного…

…то вы не можете самостоятельно оформить визит в тюрьму. Это может сделать только сам заключенный, при условии, что он хочет вас видеть. У каждого заключенного есть лимит визитеров. И если у него есть брат Вадик и возлюбленная Маша, и Машу он любит, а брата – чуть меньше, то весь имеющийся у него лимит он израсходует на Машу, а брату может ничего и не достаться.

Nota bene! Вообще, для всех заключенных, для всех их родственников и для всех знакомых общей базы и общих правил нет. Все и всегда зависит от: а) штата; б) статьи обвинения; в) от того, кем конкретно вы ему приходитесь, и г) от миллиона других данных.

Вы можете написать заключенному письмо – бумажное, отправить традиционной почтой. Скорее всего, оно дойдет. В письме вы можете попросить его о визите. Знайте, что, удовлетворив вашу просьбу, он лишит визита кого-то другого.

Если вы находитесь в штате Нью-Йорк, то ваш заключенный может быть либо в федеральной тюрьме, и тогда не-родственникам его, скорее всего, посещать нельзя (хотя в каждом конкретном случае надо выяснять обстоятельства – все зависит от срока, статьи, отсека и т. д.), либо быть подопечным Department of Correction NY (DOC).

Как узнать, где именно сидит человек, которого вы ищете?

На правительственном ресурсе. Есть две опции поиска – по номеру и по имени (см. пункт о том, что имя должно совпадать с ID), а номер, если он вам нужен, можно узнать здесь. На этом ресурсе есть все данные о датах ареста и о судах, которые планируются. Если вы нашли данные о судебных заседаниях некоего заключенного, вы можете оформить подписку, и за сутки вам будет отсылаться информация о каждом последующем заседании.

Если вы знаете имя человека и место, где он сидит, вы можете пойти на сайт этого места и узнать там данные об этом сидельце. Например, вы идете на сайт DOC и вводите имя и фамилию искомого, но помните – эти имя и фамилия в свое время взяты из его документов, то есть вам следует точно знать, как они написаны во всех его ID. Если в поиске выпадает, что в данной тюрьме данного человека нет – нужно искать либо в федеральной базе, либо в базе DOC того штата, где его арестовали.

Вы можете перевести деньги на его счет. Подробная инструкция, как это сделать, содержится здесь – при условии, что ваш заключенный находится под эгидой DOC.

Как вообще построена схема обращения финансов между заключенными, исправительной системой и визитером (или лицом, отправляющим деньги): у заключенного есть свой тюремный карточный счет, на который переводят деньги его близкие (или желающие это сделать), и на этот же счет попадают все деньги, заработанные заключенным при условии, что он работает. Деньги за труд ему платятся крайне маленькие (точную сумму выяснить не удалось), приблизительно: всю свою зарплату он может потратить на пару банок колы или шампунь. Поэтому обычно друзья или родственники помогают. Все о правах, обязанностях и правилах поведения заключенного можно узнать здесь.

Вы можете перевести деньги на его счет, чтобы он вам позвонил. Вы можете не переводить деньги, а оправить ему номер своего телефона традиционной почтой. Если он знает номер вашего телефона, он может позвонить вам сам. Как это будет — автоматический голос скажет вам, когда вы снимите трубку: с вами говорит заключенный такой-то тюрьмы, этот разговор за ваш счет. Если вы не согласны, чтобы это было за ваш счет, вы можете повесить трубку.

Хочу сказать, что на мой мобильный было совершено 5 звонков из нью-йоркской тюрьмы Rikers Island, но никаких счетов за эти звонки до сих пор не пришло. Могу лишь поделиться версией, что делается это с опозданием, или же надо искать информацию в общих счетах от мобильного оператора, а копание в счетах – дело долгое.

Фото: Depositphotos

Если вы журналист

…то с вами все несколько сложнее

Поначалу, еще не зная схемы, я попыталась через адвоката заключенной добиться возможности взять интервью у подозреваемой в жестоком убийстве в России Виктории Насыровой (интервью уже опубликовано на ForumDaily). Она сидит в Райкерс (Rikers Island) — это остров-тюрьма в проливе Ист-Ривер, которая считается самой крупной исправительной колонией в мире. Но, во-первых, в истории с Насыровой уже на стадии решения о необходимости интервью было понятно, что единственный выход на так называемого legal aid адвоката – это встретить его лицом к лицу в суде, где он, ласково улыбаясь, скажет, что никаких комментариев не дает. В офисе круглосуточно включен автоответчик, в почте – тоже «ангшлаг», у legal aid адвокатов обычно тысяча таких дел.

Оказалось, что все гораздо проще – и сложнее — одновременно. С адвокатом ничего утрясать не надо. Согласие на интервью пресс-служба DOC спрашивает непосредственно у заключенного, и он, если захочет, спросит совета у адвоката, а если не захочет – не обязан этого делать.

Формально нужно написать в DOC на общий имейл, после чего тебя перенаправляют в пресс-cлужбу.

Кстати, заключенного можно фотографировать только с его разрешения. “Просто так” в Rikers Island фотографировать нельзя нигде – там вообще нельзя пользоваться телефоном. Как и курить, кстати. При пользовании фотоаппаратом с разрешения заключенной и DOC снимать можно не все. Нельзя снимать дверные ручки, решетки и т.д.

(список всего, что нельзя снимать, находится тоже тут).

Что нельзя надевать и приносить

В документе для посетителей, в т. ч. прессы, было сказано, что им следует иметь еще один комплект одежды – на всякий случай. Ну, я его и взяла. Он не пригодился.

Я специально надела серьги, чтобы посмотреть, попросят ли меня их снять. Нет, не попросили. Ремень, часы, сумка проверяются на рентгене точно так же, как и в аэропорту, потом вам можно обратно надеть ремень и часы. Вас самого пропускают сквозь металлоискатель, тоже как в аэропорту. В сумке у меня были: блокнот, ручка, диктофон с микрофоном и штативом, одежда, смартфон, влажные салфетки – все это сочли вполне законным, мне вернули сумку, и на интервью я шла уже вместе с сумкой, более, того, она находилась рядом со мной во время интервью, в одном пространстве с заключенной. Наблюдение за интервью велось, однако ни один из наблюдающих офицеров по-русски не говорил. За 10 минут до окончания регламента меня предупредили: вам осталось 10 мин. Всего на интервью отводится час.

Никаких телефонных трубок и перегородок (не верьте сериалам!) там не было. Однако, это больше специфика Rikers Island, в других тюрьмах все это может быть, плюс все снова зависит от срока, режима, пола заключенного, статьи, и личности посещающего – для адвокатов и репортеров правила другие.

Мой сверхкачественный диктофон внушительных размеров рассматривали долго. Потому что им нужно было доподлинно убедиться, что это не камера. Если бы это оказалась камера, пронесенная в зал свиданий без согласования с администрацией тюрьмы и заключенной – история была бы другой.

Фото: Depositphotos

Книги

В телефонном разговоре заключенная пожаловалась мне на отсутствие в тюрьме книг на русском языке – и упомянула о том, что частное лицо может принести до 4-х книг в мягкой обложке или без обложки (твердые переплеты запрещены). В книгах не должно быть пометок и записей от руки. В книгах не должно быть насилия (то есть, не детектив, не триллер и т. д.). Мне стало интересно, распространяются ли эти правила на журналистов и как вообще организован сервис доставки книг в тюрьму, если их приносит не частное лицо.

Необходимо объяснить, что никакого волонтерского порыва в моих действиях не заключалось. Во-первых, у меня был профессиональный интерес к тому, как устроена и как работает эта система. В тюрьме сидит 5 русскоязычных женщин – и ни одной книги на русском языке. Русскоязычное комьюнити в Нью-Йорке считается достаточно мощным – и при этом с книгами дела обстоят как-то… вяло. Во-вторых, давая столь подробный и откровенный эксклюзив, заключенная оказывала прессе своего рода услугу – поэтому в ответ необходимо было быть человеком.

Ну, сразу-то оказалось то, что журналист не имеет права приносить никаких книг самостоятельно, об этом мне честно и оперативно написала пресс-служба. Однако в диалоге с сотрудником одной из бруклинских библиотек выяснилось, что Outreach services, существующие на базе Бруклинской библиотеки, занимаются как раз этим. Впрочем, не только этим: они делают пожертвования в виде книг в самые разные инстанции.

Локация и правила входа

Google Maps говорят, что из Бруклина в расположенную на острове тюрьму Rikers Island можно добраться за полтора часа на велосипеде – но звучит это как-то чересчур обнадеживающе. В любом случае, на велосипеде вы туда доберетесь максимум к парковке Rikers Island – материковой точке, предваряющей проезд в тюрьму. Затем следует проезд по мосту, но, чтобы по нему проехать, в специальной будке DОC вам нужно предъявить ID.

К тюрьме теоретически идет специальный автобус, на котором написано Rikers Island, и на него можно пересесть с линий метро Q или F, но остановится он все равно на том самом материковом лоте, и дальше вы без пропуска просто никуда не попадете, а с пропуском – можете проехать или пройти пешком. То есть каждому, пешему или конному, опция визиторского пропуска совершенно необходима. Его проверят, даже если вы сидите в одной машине с руководителем пресс-службы, как это было со мной.

Некогда (достаточно давно) энтузиасты организовывали подвозку в Rikers Island на автобусах, собирали посетителей и доставляли их туда, но сейчас эта опция если и действует, то сниженно. Без пропуска и предварительного согласования туда теперь может попасть только автобус с заключенными: такие автобусы даже не останавливаются на лоте, а едут прямо через мост.

 

Читайте также на ForumDaily:

Откровения россиянки, подозреваемой в жестоком убийстве: интервью из американской тюрьмы

Три истории наших иммигрантов, попавших в США в тюрьму для нелегалов

“Терять мне больше нечего”: откровения русской нелегалки в США

Как оппозиционер из Томска провел восемь месяцев в американской тюрьме

Содержание одного заключенного в тюрьме Калифорнии стоит дороже, чем год обучения в Гарварде

Читайте новости от ForumDaily и полезные советы от Woman.ForumDaily в «Фейсбуке». Также следите в соцсети за событиями в Майами, Нью-ЙоркеСан-Франциско Bay Area и Лос-Анджелесе и подписывайтесь на рассылку, чтобы не пропустить главное.

 

Разное В США американская тюрьма Колонки Виктория Насырова